Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

99 лет таджикской печати: От “Бухорои шариф” до современности


"Бухорои шариф"

"Бухорои шариф"

С какими надеждами встретили этот праздник таджикские журналисты?

11 марта – день выхода в печать “Бухорои шариф” - первого таджикского издания в Бахарском эмирате в 1912 году, в календаре праздников Таджикистана обозначился как День печати.


Тени, нависшие над отечественной журналистикой


Таджикские журналисты встретили День печати в тревожной ситуации. Государственные чиновники подали иск в отношении независимых изданий, на несколько месяцев были введены ограничения доступа к пяти интернет-сайтам и по техническим причинам было приостановлено издание трех газет, избиение главного редактора газеты “Наджот” Хикматулло Сайфуллозода в феврале этого года – все это наложило тень на празднование 99-ой годовщины празднования Дня таджикской печати.

По данным министерства культуры, в настоящее время в стране зарегистрировано 400 СМИ, в том числе 268 газет, 136 журналов и восемь информационных агентств. Большинство из них издаются раз в месяц или квартал, и в лучшем случае раз в неделю.


И только полгода назад появилось издание “Имруз-Ньюс” – первое ежедневное издание за всю 20-летнюю историю Таджикистана, однако из-за отсутствия сети распространения эта газета пока досупна лишь на столичном рынке печати


История 11 марта


День печати в советское время отмечался 5 мая, в день выхода первого номера коммунистической газеты “Правда”. В 1994 году парламент
Таджикистана объявил 11 марта Днем таджикской печати.


Кироншо Шарифзода, преподаватель факультета журналистики Таджикского национального университета:

“До принятия государством решения о дне печаи, обсуждалось два предложения. Первое предложение было по поводу 11 марта – дня рождения “Бухорои шариф”. Второе – в день рождения “Бедории точик” (ныне она называется “Джумхурият”) 15 марта 1924 года.

В иоге Парламент Таджикистана в 1994 года внес поправки в закон о праздничных днях, признав 11 марта днем таджикской печати”.


Праздник берёт своё начало с 1912 года. В этот год, впервые в типографии Когон вышло в свет периодическое издание на таджикском языке «Бухорои Шариф».


По словам Шарифзода, таджикские исследователи из 153 номеров “Бухорои шариф” изучили только два номера. Он отметил, что это было издание на современном лексиконе можно назвать как общественно-политическим, способным донести на понятном простому народу языке существующие в обществе проблемы.

Основателем был Мирзо Мухиддин

Шарифзода сообщил, что основателем “Бухорои шариф” был Мирзомухиддин, отец борца становления Республики Таджикистан Абдукодира Мухиддинова. Мирзомухиддин занимался торговлей хлопка и кожи, и его состояние, по словам Садриддина Айни, уступало только эмиру Алимхану.

“Бухорои шариф” не прожило долго и с 1 января 1913 года больше не сало печатаься. И только в 1918 году группа бухарских коммунистов начали публиковать журнал “Шуълаи инкилоб” на таджикском языке, век которого тоже был коротким. В 1924 году вышла газета “Овози точик”, которая и сегодня под таким же названием издается в Самарканде. Затем на рынке печати появилось издание “Иди точик” и “Бедории точик”, которые в настоящее время именуется “Джумҳурият”.

Золотой период таджикской печати


За 99 лет со дня выхода первого номера “Бухорои шариф” таджикская печать проделала путь, в котором было много достижений и успехов.

Шарифзода считает, что самым успешным периодом для таджикской печати был конец 1980-ых - до начала гражданской войны.


“1989-1992 годы мы считаем периодом развития национальной прессы. Именно в этот период таджикская печать приобрела национальную духовность и с принятием закона о печати с 1990 года появились партийные и частные газеты. Однако с 1992 года начался период падения прессы”, - говорит он.

И только в середине 90-х годов с окончанием гражданского противостояния таджикская печать начала переживать период возрождения, который продолжился до 2003 года, и в 2005 году с закрытием изданий “Рӯзи нав”, “Нирӯи сухан” и “Одаму олам” это возрождение прекратилось.

Последний период развития СМИ считают последние три года, когда все чиновники, кроме первого лица и его близких, были подвергнуты критике в СМИ. Однако ограничение доступа к четырем сайтам и приостановление печати трех изданий осенью прошлого года, которое связано, по признанию многих, с нестабильной ситуацией в Раште, а также судебные иски в отношении СМИ, по убеждению журналистского сообщества, вызывают опасения по поводу будущего свободы слова в Таджикистане.


Газеты в роль оппозиции

Многие читатели и аналитики считают, что современная независимая пресса в общественой жизни Таджикистана играет гораздо большую роль, нежели политические партии. По их мнению, правительство больше боится прессы, чем своих политических оппонентов.

Протесты жителей Варзоба из-за введения платы за использование дороги Душанбе-Худжанд, недовольсво женщин Куштеппа и дестабилизация обстановки в Раште были в центре внимания СМИ и они были активны в освещении этих вопросов по сравнению с политическими партиями.

“Политическая оппозиция должна указывать на ошибки в результате действий правительства и выражать свою позицию по бездействию властей. Однако в Таджикистане деятельность политических партий пассивна по сравнению с независимой прессой, которая развивалась в последние 5-6 лет и освещала все проблемы общества.


Последние судебные иски в отношении независимых изданий свидетельствует о том, что правительство больше боится прессы, чем политических партий”,
- считает таджикский аналитик Давлат Усмон.


Зафар Суфи, главный редактор независимого издания “Озодагон” говорит, что в задачи СМИ не входит борьба с правительством. По его словам, пассивность политических партий вынудила СМИ смело писать о злободневных проблемах.

Наша цель критиковать ошибки в действиях как правительства, так
политических партий исключительно с целью их исправления. Основная задача газет – это донесение объективной, сбалансированной и точной информации до общества
”, - говорит он.


Тактическая оборона

Некоторые считают, что последние проблемы привели СМИ к тактической обороне и смягчению тона при подаче материалов.


Зафар Абдуллоев, активный журналист, который в этом году передал управление своего агентства “Авеста” и покинул журналистику не считает, что перо прессы затупилось.

“Основной причиной того, что в настоящее время в прессе не наблюдается громких статей, является затишье на политической арене Таджикистана. Было два-три случая, связанных с выселением и
неправомерным отношением милиции, которые были в центре внимания прессы.

С наступлением весны активизируется политическая жизнь в стране, пресса также активно будет писать о ней. Я не думаю, что таджикские журналисты испугались”, -
говорит он.


Осторожности стало больше, но цензуры нет

Молодая журналистка Хумайро Бахтиёр отмечает, что не испытывает проблем при выборе темы для своих материалов, однако в результате последних судебных исков наблюдается осторожность главных редакторов при освещении политических проблем.

Они постоянно отмечают, что надо быть внимательней, особенно если это политическая тема, чтобы не допустить ошибку, которая может послужить дополнительной головной болью для газеты. Причины - участившиеся судебные иски в отношении газет”, - говорит она.

Зафар Суфи подтверждает, что СМИ стали осторожными в результате последних исков, однако это не цензура.


“Красный флажок” для таджикской прессы

Хумайро Бахтиёр
говорит, что до сих пор так называемым “красным флажком” для прессы Таджикистана остается семья президента Эмомали Рахмона.

Каждая газета в зависимости от формы собственности и личности ее руководителя имеет свои темы, которые не затрагиваются в издании. Связаны они с семьей президента. Многие говорят, что некоторые виды торговли стали монополиями.

Однако никто – ни газета, ни журналисты – не желают разбираться в этой проблеме. Сами не хотят, так как могут столкнуться с серьезными проблемами”,
- говорит она.


Зафар Суфи счиает, что по сравнению с другими странами региона таджикская пресса не отказывается от критики членов правительства, однако отсутствие достоверных фактов и недостаточность информации, вынуждает СМИ не публиковать темы, касающиеся первого лица в стране и его окружения.

“Любые другие темы публикуются. Может недостаточно, но все равно публикуются. Однако темы, касающиеся первого лица и его окружения, в действительности считаются “опасными” и эту линию никто не осмелится переступить. Если бы по этой теме было достаточно информации, думаю, что она также освещалась бы”, - сказал он.


Кто поддерживает журналистов?

Финансирование – является важной проблемой таджикской прессы. Заработок местных журналистов по сравнению с западными странами в разы меньше. По их признанию, их зарплаты колеблются от 400 сомони (около 100 долларов) до 300 долларов.

Владельцы изданий также говорят, что этот вид деятельности не приносит доходов. Их финансовые возможности заключаются в простой формуле “печать-продажа-печать”.

Хумайро Бахтиёр говорит, что многие журналисты, чтобы прокормить свои семьи работают сразу на несколько изданий. “Зарплата в Таджикистане, конечно же, не на том уровне, чтобы журналисты связывали свои надежды только с одним изданием, и направить все свои силы для одной газеты.

Именно с этой целью, наши журналисты сотрудничают с международными СМИ и другими газетами, чтобы получить гонорар. Те, кто учреждает издание, никогда не думают об обеспечении сотрудников хорошей заработной платой. Они больше думают о своих доходах”,
- говорит она.

Зафар Абдуллоев говорит, что медиа-рынок Таджикистана больше не может развиваться только за счет собственных средств. По его словам, большинство СМИ Таджикистана ищет источники финансирования в международных организациях. Он считает, что необходимо создание специального фонда по защите свободы прессы, в который бы перечисляли средства крупные компании.


“У прессы больше нет выбора. Она похожа на ребенка, который не нужен правительству и поэтому вынуждена выживать за счет “чужого дяди”, отрабатывая их интересы. Поддержка национальной прессы, прежде всего, в интересах самого государства Таджикистан. Однако, потом никто не должен указывать прессе о чем писать и чем не писать. Причиной, которая не позволяет создать такой фонд, является именно это”, - говорит он.

Мирзо Салимпур
XS
SM
MD
LG