Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

Певица, которая больше, чем певица


Uzbekistan - Uzbek pop-star Yulduz Usmonova,Undated

Uzbekistan - Uzbek pop-star Yulduz Usmonova,Undated

Так, перефразировав евтушенковскую строку, можно сказать о примадонне узбекской эстрады Юлдуз Усмановой.

Звезда, а именно так переводится на русский имя Усмановой, в последние годы поменявшая небо Узбекистана на турецкий небосклон, на этой неделе дала два концерта в столице России.

Концерты узбекской певицы прошли с аншлагом: в зале Российского университета физической культуры, рассчитанный на 5 тысяч зрителей, было яблоку негде упасть.

Наш следующий материал о песнях Юлдуз Усмановой, но больше о её гражданской позиции.

Такую сложную материю, как Юлдуз Усманова и её гражданскую позицию попытался понять Сарвар Усман из радио Озодлик.



Это одна из уже старых композиций Юлдуз. В ней поётся о капле дождя, упавшей на женскую грудь.

В других песнях она пела о белой сирени, о спелом персике или о красном яблоке...

Но даже репертуар ранней Юлдуз не был сплошь "фруктово-ягодным".

В песне "Хамроз", исполненной в стиле классической узбекской ашулы и традиционном дидактическом ключе, она своего слушателя призывала всегда говорить о чем бы ни было прямо и искренно, "не заворачивая слова в красивые фантики".

То, что этот призыв не был случайной строкой в той песне, она не раз доказывала в своих более поздних композициях.

Новые социально-экономические условия в постсоветском Узбекистане застали врасплох простую узбечку.

Вопреки мудрёным усилиям Ташкента по строительству Великого Будущего для узбеков, во всех городах страны появилось такое уникальное явление

для региона, как "Хотин-қизлар мардикор бозори" – биржа труда женщин поденщиц.

Именно Юлдуз Усманова - первый и единственный человек в стране, которая спела об этом открыто с болью в сердце.

Я сожалела, когда моя сестра прогибалась под тяжестью баулов,

Я сожалела, когда она почелночив, возвращалась из-за границы,

Что мне делать теперь, когда она вынуждена выставлять свою силу как товар, пела Юлдуз.

В то время, когда спела эту песню она была "Катта одам" – "Большим человеком" – членом парламента страны.

И петь об узбечках-поденщицах было, как минимум, неполиткорректно.

Политкорректность по-узбекски, подразумевает умалчивание тех тем, которые не замечает президент страны.

А Юлдуз никогда не отличалась политкорректностью.

Один маленький штрих: родившаяся до мозга костей в консервативно-узбекском Маргилане, она сделала неслыханное – наколола на своем предплечье тату.

И ничего. Публика "съела" и это. Потому что её любят.

То ли её неполиткорректность, то ли, как утверждает молва, её вражда со старшей дочерью президента страны (говорят Гулнара Каримова захотела быть примадонной Узбекистана – её потуги в песнопении можно найти в Сети) то ли ещё какая причина вынудили её покинуть страну (Эта тему, требующую специального исследования мы выводим за рамки нашей передачи)

В последние годы Юлдуз живет и работает в Турции.

Наш корреспондент сообщил, что её московские концерты снимало турецкое ТВ для последующей трансляции.

Из-за своей неполиткорректности Юлдуз не смогла не среагировать на прошлогодние Ошские события.

Её опус на эту тему, выражаясь максимально мягко, вызвал бурную реакцию и среди ошских узбеков, и среди их соотечественников-кыргызов: узбеки в лице Юлдуз узрели свою защитницу, кыргызы своего врага.

Наша политкорректность не позволяет нам привести цитату из той песни – всё-таки мы – не Юлдуз.

О чём мы?

Мы же о Юлдуз Усмановой стали говорить в связи с её московскими концертами.

На концерте один из почитателей спросил её о том, почему она перестала выступать на концертах, устраиваемых на главной площади Узбекистана в День Независимости.

Юлдуз ответила стихотворным слогом:


Не нуждаюсь в площадях,
чтоб песни петь.
Ты не споёшь о Родине,
если любви нет
.

Свидетельством тому, что сердце Юлдуз, живущей в Турции, бьётся любовью к Узбекистану то, что она свой концерт завершила песней о Родине.

Сарвар Усман, Узбекская служба радио Свобода
XS
SM
MD
LG