Пайвандҳои дастрасӣ

Почему в судах трудно доказать что ты не виновен?


По данным Верховного суда Таджикистана, за год из шести тысяч осужденных таджикскими судами было оправдано лишь два человека.

Мизерное количество оправданных дел

Нусратулло Абдуллоев, председатель Верховного суда Таджикистана рассказал на днях в беседе с журналистами, что эти два случая зарегистрированы в судах Худжанда и Душанбе.

Кроме того, 30 человек из общего числа осужденных были оправданы частично. Абдуллоев добавил, что подобные решения были приняты после того, как «следственные органы не смогли на суде полностью доказать вину обвиняемых или же смогли это сделать лишь по части обвинений».

Tajikistan -- Nusratullo Abdulloev, head of the Supreme Court of Tajikistan, Dushanbe, 16Apr2010



По мнению наблюдателей, учитывая несамостоятельность и непрозрачность судебной системы Таджикистана, такое небольшое количество оправдательных решений говорит не сколько о высоком качестве рассмотренных дел, сколько о том, что в местных судах очень сложно доказать свою невиновность.

Именно поэтому подобного рода решения в местных судах принято считать «беспрецедентными».


Тесная связь следственных органов и судей

Те, кому довелось на своем опыте почувствовать работу судебной машины Таджикистана, признаются, что в реальности степень обвинения, а тем более оправдания человека зависит не от работы адвоката или таланта человека доказать свою непричастность к преступлению на суде, как это принято в Европе или на Западе, отнюдь не так.

Как говорят эксперты, на принятие такого решения чаще всего влияет степень благосостояния обвиняемого и его родственников, их способность заплатить за выгодное для них решение или же просто доказать, что он не «верблюд».

Юрист Фахриддин Зокиров рассказал в беседе с Озоди, что проблема заключается «в тесной связи следственных органов с судами, которые в той или иной мере заинтересованы в получении срока подозреваемым». Г-н Зокиров так объяснил реальность положения дел:

«Представьте, что в исходе дела одновременно становятся заинтересованными сразу несколько сторон. Если человек будет оправдан, то будет поднят вопрос о его незаконном обвинении и заключении под стражу.

Согласно законам, оправданный человек имеет право требовать моральную компенсацию. Если в данном случае виновато официальное лицо, то бремя выплаты компенсации будет возложено на министерство финансов».


Невыгодно признавать свои ошибки

Плюс к этому, считают опытные юристы, существует так называемая моральная или этическая сторона ответственности, когда все структуры, задействованные в деле, то есть милиция, прокуратура или суд будут обязаны признать свою профессиональную ошибку в деле рассмотрения конкретного преступления.

Именно это сдерживает многих от признания своей вины, считают опытные юристы.

Некоторые также считают, что слабая компетентность и недостаточный профессионализм судей, рассматривающих дело, также может стать причиной заключения человека под стражу.

Фахриддин Зокиров считает, что очень часто неспособность некоторых судей правильно сопоставить и проанализировать факты и события, представленные со стороны обвинения и адвоката, приводит к тому, что при принятии решений судья больше прислушивается к словам обвинения:

«У нас сразу отсекается право человека на презумпцию невиновности и судьям выгодно рассматривать вопрос с точки зрения возможной виновности человека.

По принципу «спасение утопающих дело самих утопающих», у нас принято так, что человек сам должен доказать свою виновность или невиновность.

В то время, как по закону, это прежде всего прерогатива следственных органов».


Непопулярность судов в глазах населения

Tajikistan - Ghaffor Mirzoev, former head of Tajikistan’s Drug Control Agency, undated

Неудивительно, что суды в Таджикистане, как органы, призванные доказывать виновность или невиновность человека, непопулярны, отсюда и высокий уровень недоверия людей в справедливость их решения.

Согласно статистике, за последние несколько лет в Комитет ООН по правам человека поступило более 50 жалоб граждан Таджикистана о несправедливо вынесенных судебных решениях.

Среди них есть и личности, чьи имена хорошо известны в обществе, а дела называют политическими. Это бывший директор Агентства по контролю за наркотиками Гаффор Мирзоев и бывший руководитель газовой компании Мухаммадрузи Искандаров. Однако, по мнению Нусратулло Абдуллоева, председателя Верховного суда Таджикистана, «вина этих людей была доказана на суде и их дела пересмотру не подлежат».

XS
SM
MD
LG