Пайвандҳои дастрасӣ

Наджмиддин Шохинбод и политическая сатира в Таджикистане


Н. Шохинбод

Н. Шохинбод

Наджмиддин Шохинбод является одним из известных таджикских авторов сатиры.



Шохинбод
родился в 1952 году в Шугнанском районе Бадахшана, окончил факультет таджикской филологии Душанбинского университета. Историю поступления в университет в 1970 году он описывает так:

«Я хотел стать водителем, так как в нашем кишлаке, который был горным и дороги в нем были сложными, главным героем был шофёр. Когда прибыл в Душанбе, здесь было много желающих поступить в школу шофёров, меня не приняли. Сказали, чтобы некоторое время проучился в университете и обратился позже. Я сдал свои документы на факультет таджикской филологии».

Шохинбод рассказывает, что он окончив вуз, однако так и не стал обладателем водительских документов. Лишь в 80-х годах, говорит он с иронией, в Афганистане, получил водительское удостоверение в обмен на взятку в размере 1000 рупий.


600 голов яков и внутренняя миграция


Переселение Шохинбода из Бадахшана в Худжанд в 1995 году это еще одна история, подробности которой мы слышим из его уст: «Был 1995 год. Постановлением правительства 600 голов яков привезли из Бадахшана в район Айни. Я вместе с этими яками приехал на КАМАЗе в Худжанд.
Через год все яки погибли, остался жив только я».


После 15 лет скитаний по Худжанду, Шохинбод недавно принял приглашение Акбара Саттора, одного из душанбинских медиа-магнатов, и в настоящее время работает в типографии, принадлежащей «Чархи гардун». Он себя называет внутренним мигрантом, который с целью поиска заработка покинул свою малую родину:

«Здесь, в Таджикистане есть как внешняя трудовая миграция, так и внутренняя. Я внутренний мигрант. Я, чтобы заработать, прибыл из Худжанда в Душанбе».

Шохинбод не имеет в настоящее время жилья, однако, по его словам, Акбар Саттор обещал выделить жилье для главного редактора газеты «Чархи гардун» Мухаммадали Максадулло, возможно и его не забудет.


ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА “МИЛЛАТ”


Шохинбод также стал известным как политический старик издания «Миллат». Адолат Мирзо, учредитель этого еженедельника, говорит, что сотрудничество с Шохинбодом было налажено в день, когда она проведала Тохира Абдуджаббора в Худжанде. После этого был подписан контракт.

«Одной из заслуг его работы является, что он пишет конкретно и по теме, на многие вопросы, которые мы не можем дать ответы, они
Адолат Мирзо
находятся в сатирических шутках Шохинбода. Страничка «ЁУМ» («Ёдбуди Усто ва Масто») стала трибуной, которая прославила устода Шохинбода из Худжанда на весь Таджикистан»,
- говорит она.

Такое сотрудничество привело к росту читателей издания «Миллат», которые покупали эту газету, только ради того, чтобы почитать сатирическую страничку. Одним из его поклонников является Самариддин Асозода, главный редактор газеты «Джавонони Точикистон». По его словам, он не видит в предстоящие 10 лет кого-либо лучше чем Шохинбод.

«Я кроме как Наджмиддина Шохинбода и Абдурауфа больше никого признаю в жанре сатиры, несмотря на то, что они очень плодотворны... У него особый стиль и за последнее десятилетие именно он обращается к самым актуальным темам», - говорит он.

Таджикский журналист Джумъа Мирзо также каждый номер издания «Миллат» начинает читать с последней страницы, чтобы узнать, о чем пишет в этот раз Шохинбод на страничке «ЁУМ».


«Наджмиддина можно назвать сатирическим репортером, потому как, если событие происходит сегодня, в этот же день или на следующий он напишет в своем стиле про это и представит читателям. Например, в последнем номере «Миллат» написаны сатирические истории о Ливии и арабском мире, а также о проблемах между Таджикистаном и Узбекистаном.

Он своевременно и оперативно представляет своему читателю злободневные события дня. Я уважаю мужество Наджмиддина Шохинбода»,
- говорит он.

ГДЕ ЕГО ТРУДЫ?

По словам Мирзо, со времен публикации «Хайкали кампир» – первого сатирического произведения Шохинбода, до сих пор в таджикской сатире не появился подобный яркий автор. В советское время, с уходом Фазлиддина Мухаммадиева, это полу пустовало.

Шохинбод говорит, что объем написанных им историй достигли 5 тысяч страниц, и он пять раз обращался в типографию «Адиб», а администрация Согдийской области обещала оказать помощь в публикации книги за счет фонда президента, однако из-за отсутствия читателей он не имеет желания в публикации книг.

«Я в «Миллате» написал, что: «Плачу по народу, который предпочитает читать намаз, нежели «Шахнаме»». Я слава богу мусульманин и не имею ничего против намаза, однако реальность такова, что весь Таджикистан читает намаз, но не найдется человека, который бы прочитал «Шахнаме».

Сегодня нет читателя. То, что я публикую частями в прессе, имеет больше поклонников. В Таджикистане публикуют книги только для вида, а не для того, чтобы их брали и читали. В настоящее время многие читатели просят, чтобы книги издавались на более мягкой бумаге...»,
- рассказывает Шохинбод.


21 век также имеет 37 год

Шохинбод в одной из своих публикаций говорит: «Не забывайте, что 21 век имеет свой 37 год». Спрашиваю его, когда он пишет, думает ли он о последствиях? Он ответил: «В Таджикистане, могут наказать не только за критику, но и за то, что вы не хвалите. Например, я даже если не буду писать смешные истории, а буду публиковать правду, но и она у меня будет смешной. Я написал одну историю:

«Сегодня многие люди погибают от землетрясения, урагана от рук правительства. И иногда можно спастись от землетрясения и урагана». Из силовых структур поступало много звонков, и когда меня пригласили в одну из таких структур, то я ответил, что «в мире насчитывается 270 правительств, и я не указывал какое именно правительство – Узбекистан, Кыргызстан или Таджикистан».


Шохинбод рассказывает, что когда он написал шутку, в которой высмеивал Ислама Каримова и Нурсултана Назарбаева, ему позвонил высокопоставленный чиновник из аппарата президента Таджикистана и даже поблагодарил. Однако из другого шуточного его письма к Бараку Обаме чуть не разразился международный скандал:

«Я написал, что господин Обама вы не беспокойтесь, что Иран создаст атомную бомбу. Они один наш тоннель не могут построить в течение 12 лет, откуда смогут создать ядерную бомбу? Через неделю позвонил мне посол Ирана и спросил, почему я так написал? Я ему ответил, что это было лишь шуткой».


«ОДИН ЦВЕТОК ЭТО ЕЩЕ НЕ ВЕСНА»

Конечно же, одним цветком, которым является Шохинбод, в цветнике таджикских шуток не наступит весна. Состояние этого жанра в целом находится в кризисе.

Джумъа Мирзо считает, что по сравнению с журналистикой или определенными направлениями литературных жанров в Таджикистане, сатирический жанр в последние два десятилетия практически не развивался, и таджикские сатирики топчутся в болоте ограничений 60-70-ых годов, стараясь не касаться тем, которые могут им создать какие-либо проблемы:

«Сатирики очень много думают о последствиях. Потому как если человек критикует правительство, власти подозревают, что он защищает интересы какой-либо группы, которая не видит успехов, достигнутых правительством.

Страх перед опасностью, которая существовала в 90-ые годы в отношении писателей и журналистов, когда был внутренний конфликт, до сих пор существует как в среде журналистов, так и в среде сатириков. Они, возможно, имеют другое мнение, но не публикуют это, так как бояться давления».

Таджикская журналистка Адолат Мирзо считает, что многолетнее отсутствие какой-либо трибуны для сатирического общества является другой причиной кризиса этого литературного жанра:

«Сатирический жанр кроме того как журнал “Хорпуштак”, который в последнее время превратился в бюллетень, больше не имеет своей трибуны. Поэтому пришли на замену уличные шутки. Также у нас мало сатириков и тех, которые пишут хорошо, можно пересчитать по пальцам, их только двое-трое может быть».


Где ТАЛХАК и другие?


Журналист Самариддин Асозода, который учредил в 2004 году сатирическое издание «Мушфики», говорит, что основной причиной отсутствия хорошего сатирического материала является плохое финансирование. По его словам, именно эта проблема стала причиной ослабления работы издания «Хорпуштак» и ухода с рынка десятков изданий таких как «Талхак» и другие, которые прямо указывали властям того времени на злободневные проблемы:

«Я думаю, что сатирический жанр находится в очень тяжелом положении. Можно сказать, что наша сатира потеряла свою дорогу и заблудилась. Некоторые артисты нашего театра и кино сетуют на проблемы отсутствия хорошего сатирического материала, которые можно было представить в смешном виде зрителю.

Эти их жалобы, конечно же, имеют место быть. Даже можно говорить об отсутствии некоторых видов жанров сатиры. Например, у нас полностью отсутствует политическая сатира. Есть шутки, которые в основном на социальные темы. Однако политических шуток очень мало, по причине маленьких гонораров».


«ГАРИБШО КОМПАНИЯ» и другие

Артисты, которые работают в комедийном жанре, в отличие от профессионального театра в Таджикистане всегда имели своего зрителя. Режиссер и известный артист Давлат Убайдуллоев однажды признался, что таджикский театр намного проигрывает перед «Гарибшо компанией».

Конечно же, каждая победа это еще не развитие, однако в последние годы на сцене появился ряд хороших артистов в комедийном жанре, как Холмурод Сиддиков с «Лахзахои гуворо», Бахтиёр Рахимов и Ташриф Халил из «Гарибшо компания», или Аловиддин Абдулло и его театр одного актера.

Однако театральный деятель Мирзоватан Миров говорит, что таджикская комедийная сцена до сих пор находится не на должном уровне:
Мирзоватан Миров


«В последнее время этот жанр искусства развивается. На сцене появилось много артистов, однако, все еще много недостатков в их работе на сцене. К сожалению, сегодня многие сатирики лишь игрой слов стараются рассмешить зрителя».


Господство уличной сатиры

Отсутствие мужества является основной проблемой сатирического жанра в Таджикистане. Другой проблемой, по словам журналиста Джумъа Мирзо, является отсутствие сотрудничества артистов сатирического жанра с авторами и они больше опираются на уличную сатиру, которые в большинстве случаев наблюдается в сценках театра-студии «Хандинкамон», «Арабшо Компания» или «Хандоханд»:

«Также как и в современной таджикской эстраде принято: «Мой текст, моя музыка и сам же исполнитель»; такой же принцип действует в таджикской сатире. Они больше опираются на уровень улицы и ограничены своей местностью. Комедийные сцены, которые могли бы рассмешить всю республику, такого я не вижу практически ни в одной группе, число которых растет с каждым днем».


Во всяком случае, смех и шутки не только положительно влияют на здоровье, но и воспитывают. В частности, шутки из под пера Шохинбода.

Мирзо Салимпур
XS
SM
MD
LG