Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

С. Зухуров: «Ни одна должность не заслуживает и капли пролитой крови»


Сайдамира Зухурова считают одним из основных архитекторов Комитета государственной безопасности Таджикистана в годы независимости.

Сайидамир Зухуров, начальник Главного управления по защите государственных секретов Таджикистана, родился в Фархорском районе. Окончив педагогический институт города Душанбе, начал свою трудовую деятельность педагогом. Затем перешел на службу в КГБ. После окончания школы КГБ в 1981-1982 годы, был слушателем курса персидского языка этого комитета. В 1983-1984 годы выполнял специальные задания в Афганистане.

После этого был заместителем начальника Управления КГБ бывшей Кулябской области. В 1992 году на сессии в Худжанде был назначен председателем Комитета государственной безопасности Таджикистана. До назначения начальником Главного управления по защите государственных секретов в 2006 году, работал на должностях министра внутренних дел, заместителем премьер-министра и председателем Комитета по охране государственной границы. Отец восьми детей. Военное звание генерал-полковник.


Мы также начали беседу с этого и спросили его, как он смог возглавить эту структуру, которая была разделена на две части в те годы?

Зухуров: На 16 сессии Верховного Совета в Худжанде в 1992 году меня назначили председателем Государственного комитета национальной безопасности, и я был одним из первых, кто вернулся в город Душанбе, приняв руководство этой структурой. Действительно, в те времена это ведомство столкнулось с серьезными проблемами. Во-первых, его личный состав сократился на 80 процентов, так как в нем в советский период в основном работали русскоязычные специалисты, большинство из которых покинули республику с началом нестабильности.


Реальность была такова, что эти оставшиеся 20 процентов были поделены на две группы. Одна часть работников была сторонниками Народного фронта, другая - были объявлены оппозиционерами, хотя может быть это и неправда. Были ситуации, когда сторонники нового правительства, перейдя на сторону власти, заходили ко мне и ставили ультиматум, чтобы не допустить мер в отношении определенных людей. Были случаи, когда я на протяжении долгих часов с ними беседовал, объяснял, что эта ситуация временна, и они много работали бок о бок и им необходимо уважать друг друга.


В 2-3 часа ночи отпускал одну группу и приглашал другую. Наставлял, чтобы они были осторожны, чтобы не ходили без моего разрешения куда-либо и не покидали рабочее место, чтобы не попасть в какие-нибудь нежелательные ситуации. Но в какой-то момент я понял, что не смогу их всех защитить. Несмотря на то, что некоторые из них ни в чем не провинились, однако это были времена, когда пропало доверие друг к другу, и мне пришлось им выдать отпуск без содержания. Бадахшанским и
Абдукаюм Каюмзод беседует с С. Зухуровым
каратегинским ребятам сказал, чтобы на время, до наступления мира, уехали в свои регионы. Но там они выполняли мои поручения по оценке ситуации. Они выполняли свои обязанности.

Некоторым из них был выдан отпуск на шесть месяцев, некоторым на семь, некоторым на четыре месяца, до стабилизации ситуации в коллективе. Конечно, по истечению определенного времени они вернулись, и был создан коллектив с очень хорошим личным составом. Было достигнуто взаимопонимание, чувство взаимопомощи, чтобы они могли протянуть друг другу руку, чувствовать спину друг друга в тяжелые дни и до сих пор они вместе. Я этим очень горжусь.


Озоди: В настоящее время идут переговоры между Таджикистаном и Россией по вопросу дальнейшего пребывания российской пограничной группы. Каково ваше мнение по поводу возможного присутствия российских пограничников на границе Таджикистана?


Зухуров: Возращения сил теперь даже сама Россия не хочет. Мы также не хотим их возращения. Таджикистан готовит достаточное количество кадров. Однако, думаю, что присутствие группы в составе советников необходимо еще на несколько лет, так как не во всех сферах у нас есть профессиональные кадры. Например, в использовании некоторых видов военной техники, в тактике и подготовке служб тыла и некоторых других сферах.


Эксплуатация той же колючей проволоки, протянутой на наших границах, требует специалистов. Это очень сложный механизм. Некоторые запасные части и оборудование изготавливались на предприятиях России и Белоруссии и сейчас эти предприятия не функционируют, так как принцип охраны с помощью колючей проволоки в этих странах устарел и во многих местах России в настоящее время перешли на европейскую модель охраны границы, однако на наших границах это невозможно. До тех пор пока Афганистан нестабилен и мы находимся в опасности, нам обязательно необходима физическая защита границ. Поэтому, нам необходимы такие специалисты.


Озоди:
Насколько уязвимы границы Таджикистана с Афганистаном?


Зухуров: Я уже пять лет как далек от этой сферы и не работаю в ней. Однако из публикуемой информации и анализа экспертов, думаю, что угроза существует. Если даже таких угроз нет со стороны Талибан, существуют силы, которые не приняли наш мир, в частности, некоторые граждане Таджикистана, члены Исламской партии Узбекистана, которые сейчас себя называют Исламским движением Туркестана. Они очень опасны.


Озоди: Верно ли утверждение, что в руководящем составе этих движений есть таджики?


Зухуров: Такой информацией не владею. Возможно, что есть на уровне руководителей групп и отрядов, однако их наличие на более высоком уровне руководящего состава, информацией не владею.


Озоди: В настоящее время Мулло Абдулло считается фактором нестабильности. Не было ли возможности его задержать?


Зухуров: Он не принял мир. Мы имеем границу с Афганистаном протяженностью 1344 километров, охрана которой очень сложна и проблематична. Несмотря на все меры, предпринимаемые сегодня правительством, невозможно сказать, что мы на 100 процентов обеспечиваем охрану границы. Известно, что на той стороне у него были сторонники. Как и он, около 400-500 человек не вернулись из Афганистана и не приняли мир.


Озоди: Однако он был на территории Таджикистана и в то время, когда не принял мир, не было возможности его задержать?


Зухуров: Он с самого начала играл с силовыми структурами Таджикистана. Давал много обещаний, думаю, что ему поверили, и он использовал это доверие. Это мое личное мнение. Его довезли до Кафернигана и разместили, и думаю, что все силовые структуры поверили ему, что он принял мир. Но они не знали...


Озоди: Была ли тогда возможность его обезвредить?

Зухуров: Конечно же, были возможности ограничить его передвижение. Как мне известно, правительственные войска совместно с силами оппозиции провели операцию против Мулло Абдулло в районе Нуробод. Потом, что-то случилось, они добились его согласия, привезли его и разместили в район, который именуется сегодня Вахдат, и однажды обнаружили, что Мулло Абдулло нет. Он воспользовался доверием правительства.


Озоди: В настоящее время мировое сообщество озабочено ситуацией в арабском мире. Говорят, что основной причиной этих событий стали коррупция и долгое нахождение у власти одного человека. Как вы думаете, могут ли эти события повториться у нас? Говорят, что такие же проблемы наблюдается и в Таджикистане.


Зухуров:
В чем заключаются причины, которые будоражат народ? Думаю, что таких факторов сегодня в Таджикистане нет, несмотря на то, что проблем много и, прежде всего, экономических, например, низкий уровень жизни населения и другие. Однако есть фактор, который защищает наш народ от этого. Во-первых, тот мир, который был достигнут ценой многочисленных жизней таджикской молодежи. Каждый здравомыслящий таджик должен удерживать этот мир ногтями и зубами, чтобы не потерять его.


По моему мнению, ни одна должность в мире не стоит и капли человеческой крови. Я видел все. Я всегда говорил - мир, мир и еще раз мир. Верно, что мир не наступает лишь усилиями одного человека. Большое спасибо президенту Таджикистана, уважаемому Эмомали Рахмону
и руководителю таджикской оппозиции, домулло Сайид Абдулло Нури, народу, молодым таджикам, которые поняли необходимость мира. Поняли, что если не наступит мир, Таджикистан исчезнет. Это великое достижение, которого мы достигли в течение нескольких лет.

Вторым фактором, является то, что наш народ уже видел кровь. Кто-то потерял сына, кто-то брата, отца, супруга. Сейчас говорят, чтобы не случилось, главное - не потерять сына.

Третье, руководство государства и правительство также сейчас прилагает большие усилия как можно скорее устранить имеющиеся проблемы. Смотрел по телевизору поездку главы государства в Согдийскую область, в ходе которого были открыты несколько промышленных предприятий, улучшаются условия для народа. Те события, которые произошли в арабском мире, не думаю, что возникли лишь по причине долгого правления одного человека. Не удивительно, что там существуют внешние силы. Несмотря на то, что уровень жизни в Тунисе и Ливии был хороший и по сравнению с нашим населением они были более продвинутые и жили лучше, дошли до такого.


Озоди: Вы упомянули о внешнем факторе в событиях Арабского мира. Почему, по вашему мнению, Россия во время гражданской войны поддерживала Народный фронт?


Зухуров: По этому вопросу у меня совсем другие позиция. Мы не должны быть в обиде на других, мы должны обижаться на самих себя. Если бы мы были разумней, мы бы не допустили этого. Сегодня не стоит брать Россию и Узбекистан за шиворот или арабские страны и Иран, говоря им, что они поддерживали противоборствующие стороны. Я против того, чтобы ковыряться в залежавшемся сене и поднимать его неприятный запах.


Если же конкретней рассмотреть вопрос поддержки русских, когда была взята в заложники школа №8 и были сделаны несколько антирусских действий, то эти события в итоге использовали все. С того момента и началось, до этого не было никаких контактов.


Озоди: Возможно, позиции и взгляды Народного фронта были ближе России?


Зухуров:
Возможно, было и это...


Озоди: Вы сейчас сказали, что наш народ пережил кровопролитие, и страх той войны не даст возможность повторения событий, происходящих в арабских странах. Однако некоторые говорят, что в настоящее время некоторые группы используют этот страх народа...

Зухуров: Почему я привел такой пример? Народ Таджикистана должен задуматься о последствиях войны, так как однажды это они уже видели. Мой принцип заключается в том, что лучше довольствоваться кусочком лепешки и спокойствием души. Ночью надо спать спокойно и ничего не бояться и не беспокоиться, мол куда денется мое богатство, деньги и сбережения. За все надо отвечать. Одним из факторов дестабилизации ситуации в арабских странах было именно это. В свое время наступит ответственность за все эти вопросы…


Озоди: Некоторые считают, что в Таджикистана представители кулябской элиты разделились на две части - согласных и несогласных, и ваше имя фигурирует в группе несогласных...

Зухуров: Кто упоминает мое имя, глубоко ошибается. Когда я был освобожден с должности председателя Комитета по охране госграницы, президент мне предложил очень хорошую должность. Сам не захотел. Налоговый комитет, Таможенный комитет, Комитет по чрезвычайным ситуациям, Комитет по землеустройству предлагали. Сказал, что я не специалист этих отраслей. Нынешний пост предложил глава государства и я его принял. Поэтому, меня нет среди несогласных.


Я не понимаю, как люди могут долгое время работать на одной должности. Так как по совести, если ты на 90 процентов прилагаешь усилия выполнять свои должностные обязанности, в течение четырех-пяти лет устаешь и больше ничего не можешь делать. В один прекрасный день устанешь и становишься рассеянным. Теряешь политическую бдительность, кажется, что все одного цвета и все прекрасно. Однако неожиданно все валится. Поэтому уйти достойно это тоже великое дело.

Нужны перемены. Придут более чистые, молодые и совершенно другие силы, которые позволят улучшить ситуацию. Не надо ничего бояться. Даже по истечению ста лет в один прекрасный день уйдешь. Необходимо это принять мужественно... Я не знаю, почему эти люди боятся уйти. Жизнь дается однажды. Все-таки, сколько бы тебе не суждено жить, год, пять или десять лет, надо пожить и для себя. Жизнь не измеряется в 10-15 дворцах и 20-30 машинах. Жизнь нужно прожить как свободный человек.

Озоди: Как руководитель Главного управления по защите госсекретов можете рассказать о случаях по пресечению разглашения государственной тайны?


Зухуров: Да есть, несколько конкретных фактов. В некоторых случаях мы сами, в некоторых случаях совместно с Комитетом национальной безопасности выявили такие факты и своевременно их пресекли. Например, в результате такого случая в Худжанде были осуждены три-четыре человека. Больше такого случая, которые были совершены осознанно, не зарегистрировано. Однако из-за незнания и недопонимания действующего законодательства были пресечены действия еще трех-четырех человек.


Озоди: Эти действия были совершены чиновниками?


Зухуров: Да, среди них есть ответственные лица, однако в большинстве случаев это совершается из-за незнания.


Озоди:
Какая часть госархивов может быть доступна населению? Например, те, что срок их секретности уже истек.


Зухуров: Согласно нашему законодательству, в частности, закону «О государственной тайне» и «О перечне информации, представляющей государственную тайну», степень той или иной информации определяет глава управления и предлагает, после чего правительство утверждает. Большая часть архивов республики и СССР находится в настоящее время в общем пользовании. В настоящее время при нашем управлении образован Координационный совет, в состав которого вошли представители разных министерств и ведомств.

Мы пришли к выводу, что большую часть документов, на которых в советский период был наложен гриф секретности, не имеет смысла засекречивать. Если их держать в секрете, это наоборот нанесет ущерб республики, в особенности, ее экономике. Например, информация о недрах. Когда иностранный инвестор приходит, он должен знать об этом. В СССР эта информация была секретной. По инициативе Главного управления геологии, наше управление по согласию правительства хочет рассекретить данную информацию.
Или, например, министерством промышленности и компанией «Барки точик» представлены предложения о рассекречивании некоторой информации о строительстве важных объектов. Когда речь идет об инвестициях, иностранный инвестор должен ознакомиться с объемом запасов, местом расположения объекта и условиями его эксплуатации. Согласно законодательству все это в компетенции президента, мы ему предлагаем и только после его распоряжения, предоставляем информацию иностранному инвестору, который имеет серьезные намерения вложить свои инвестиции.


Озоди: Есть разное мнение в вопросах примирения таджиков. Например, это может быть примером того, как одна сторона вытесняет со сцены другую?


Зухуров: Еще раз повторюсь, что единственное богатство, которого мы достигли в годы независимости, это мир. Какие бы у нас не были проблемы, самое главное достижение это прекращение кровопролития среди таджиков. Когда я был министром, мои дети не могли ходить в школу. Ходили вместе с автоматчиками. Сегодня кто бы, куда бы не ходил, мой ребенок или внук, я уверен, что он ночью вернется домой. Думаю, что такого мнения придерживается большая часть таджикского народа. Народу ничего не надо, кроме стабильности, полного желудка и чтобы дети были при себе. Конечно же, есть много мнений среди политиков. Однако мы должны сначала говорить с общей точки зрения и оставить все остальное в сторону, так как все это другое является политическими играми, к которым я не причастен и никогда не примкну.

Беседовам Абдукаюм Каюмзод

Намоиши шарҳҳо

XS
SM
MD
LG