Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

Е. Дьяконов: ЦА беженцы лидеры по отказам в Норвегии


Россиянке Марие Саламовой Норвегия отказала в статусе беженца

Россиянке Марие Саламовой Норвегия отказала в статусе беженца

Беженцы из Центральной Азии - лидеры по депортации и отказу на получение политического убежища в Норвегии

Беженцы из Центральной Азии - лидеры по депортации и отказу на получение политического убежища в Норвегии, заявляет Евгений Дьяконов, заместитель председателя Узбекско-Норвежского культурного центра, деятельность которого ориентирована на помощь беженцам в легализации на территории Норвегии и защиты их от принудительной депортации.


О проблемах выходцев из Центральной Азии с Евгением Дьяконовым беседовала корреспондент туркменской редакции РСЕ/РС Гозель Худайбердиева.

Радио Свобода: Ваша организация занимается беженцами только из Узбекистана или из других центрально-азиатских республик тоже?

Евгений Дьяконов: Ко мне обращались беженцы из Казахстана, Туркменистана, Таджикистана. Аналогичных организаций здесь нет и поэтому, когда приходили туркмены или таджики, чисто по-человечески мы не могли и не можем сказать им «нет» и по мере сил помогаем.

Радио Свобода: А сколько лет Ваша организация занимается этой деятельностью?

Евгений Дьяконов: Наша организация формально зарегистрирована уже как год, но как инициативная группа мы работаем, наверное, года три с половиной.

Радио Свобода: И за этот период, сколько обращений к Вам было со стороны туркмен?

Евгений Дьяконов: Наверное, человек 18-20 . Причем были не только этнические туркмены, были люди разные, были армяне, достаточно много русских и таты. Все они были из Туркменистана.

Радио Свобода: С какими проблемами к Вам обращались?

Евгений Дьяконов: В основном все, кто ко мне обращался, были объектами репрессий, по тем или иным причинам. Они вынуждены были уехать из Туркменистана. Сначала в Россию, затем кому как пришлось. Мое удивление вызвало то насколько прохладно к ним, собственно как и к узбекам относится Миграционная служба Норвегии. Журналистское расследование я продолжал четыре года. Сейчас я его закончил, и буду публиковать. Все оказалось банально просто.

Радио Свобода: В чем причина?

Евгений Дьяконов: Причин несколько. Первая, предвзятое отношение. Все выходцы из бывшего Советского Союза, неважно кто ты узбек, туркмен, таджик или украинец, все равно для них русские. Второе, симптом еще не окончившейся холодной войны в головах у чиновников.

Радио Свобода: Что дает Вам основание для таких утверждений?

Евгений Дьяконов: Максимальное число беженцев сейчас представляют Сомали и Пакистан. На третьем месте Ирак. Дело в том, что я достаточно плотно общался с сомалийцами, я немного изучил это сообщество и, я утверждаю, что большинство из них в Сомали никогда не были.

Они этнические сомалийцы, но рожденные в Европе. Вторая категория сомалийцев это бывшие пираты и те сомалийцы, которых мы видим в Европе это даже по Европейским меркам очень богатые люди. Многие из них даже не скрывают, что они участвовали в пиратских нападениях. И, тем не менее, у них максимальное количество положительных ответов. Примерно 2 300 - 2 500 в год.

Радио Свобода: Сравнивали ли Вы ситуацию беженцев из других стран? Отличаются ли условия получения вида на жительство в Норвегии или какого-либо иного статуса необходимого для проживания в стране, для людей из разных регионов?

Евгений Дьяконов: Я проводил сравнительный анализ. За 2008 год, согласно статистике Директората по делам иностранцев от беженцев из Туркменистана было подано 14 прошений, положительных ответов 0. Для сравнения из Узбекистана на 110 прошений положительных ответов 4, не так уж и много. За 2009 год цифры тоже неутешительные.

Процентное соотношение примерно то же самое. Вот положительные ответы из Апелляционной инстанции, тем, кто сначала получил отказ, затем получил положительный ответ. Это 1 туркмен, 2 узбека. Кыргызстан - 0, Казахстан - 0, Таджикистан - 2. Тем не менее, во всех норвежских газетах постоянно муссируют сообщения о нарушениях прав человека в Узбекистане, Туркменистане и Таджикистане.

Поразительный факт, что среди просителей есть беженцы из Северной Кореи. Но ни одному из них тоже не дали положительного ответа. Что касается Ирана, положительных ответов всего 19 на 1054 прошений.

Радио Свобода: Какова судьба людей, не получивших положительных ответов? Что их ожидает?

Евгений Дьяконов: В Норвегии есть определенные механизмы и если власти не сочтут, что Вам угрожает опасность или Вы нуждаетесь в убежище, они выносят Вам негативный ответ. Это значит, что Вы обязаны покинуть страну. Правда предлагается альтернатива покинуть страну самостоятельно и за свой счет или обратится в организацию ИОМ (Международная Миграционная Организация), которая оформит Вас и, если нет документов, сделает документы, через посольство Вашей страны.

И под видом обычного туриста Вы возвращаетесь на Родину. Но есть альтернатива, подать в Верховный суд Норвегии. Но это стоит порядка 17 000 крон, сумма совершенно неподъемная для мигрантов. В случае отказа в Верховном суде Норвегии, остается еще одна альтернатива обратиться в Брюссель, в Европейский суд по правам человека. Но до этого, как правило, никто не «доживает», потому, что его успевают до этого времени уже депортировать.

Радио Свобода: Если до этого времени вопрос не решен, то последнее, что может ожидать иммигранта в Норвегии это депортация, так?

Евгений Дьяконов: Да, это депортация. В случае депортации накладывается запрет, до десяти лет на посещение стран Европейского Союза. А наши страны Центральной Азии здесь лидеры по отказам и депортации.
XS
SM
MD
LG