Пайвандҳои дастрасӣ

Эксперты считают беспрецедентной роль новых технологий, в частности Интернета и СМС, в протестах Туниса и Египта

Интернет и другие новейшие средства коммуникаций, такие как мобильные телефоны, СМС, чаты -значительно сузили мировое пространство и превратились не только в средство развлечения , постоянной связи с родными и близкими или продвижения бизнеса, но и, как показали революции в Тунисе и Египте, завоевывая более высокие позиции, замахиваются на более серьезную политическую роль.

По словам экспертов, роль новых технологией, в частности Интернет и СМС, в самом начале протестов в Тунисе и Египте, была беспрецедентной. По части призывов населения на манифестации, а затем та беспредельная скорость и откровенность, с которой разносились в мире новости о событиях на площадях, пожалуй, впервые в истории Интернет превзошли другие средства массовой информации. Поминутная трансляция событий в режиме он-лайн с митингов протестов на площади Тахрир в Каире и других городов Египта, а также Туниса одна из важных заслуг Интернета.

Распространение новостей и видео-кадров с закрытых до селе государств, таких как Ливия по всему миру - еще одна заслуга Интернета. Последние его достижения – это значительное увеличение видео – сюжетов, направленных против режима в Исламской республике Иран, сброс листовок о бомбардировке Тегерана, волнения в Бенгази против режима Муамара Каддафи, который вот уже 42 года стоит во главе Ливии.

"Революция" Facebook

Таджикистанец Фирдавси Нурали после окончания Каирского университета Аль-Азхар остался жить и работать в Каире. Он - автор собственного интернет-сайта Firdavsi.com, который все три недели протестов освещал события Египта. Фирдавси сообщил Радио Озоди, что в организации митингов протеста против правительства Хосни Мубарака использовались все современные технологии, однако самым важным
Египет, 5 февраля 2011 года
инструментом, несомненно, был Интернет:

“Были использованы все средства коммуникаций. Но самым популярным, несомненно, был Интернет. Большинство протестующих была молодежь, и все они прекрасно пользуются интернетом и другими новейшими средствами коммуникаций, поскольку все говорили, что народ договаривался и собирался на митинги через социальную сеть “Facebook”, и такое происходило с 28 января до 2 февраля”.

Мехди Мохсини, известный иранский блогер и автор сайта Jomhour.com, который говорил с нами из Германии, отмечает, что роль новейших достижений средств коммуникации, за исключением социальных сетей, учитывая условия и доступ к ним в разных странах, довольна скромна. Однако тот огромный вклад, который эти сети внесли в организацию и направление митингующих в Египте и Тунисе, не оставляет никаких сомнений.

“В Тунисе, где уровень недовольства народа возрос, Интернет и социальные сети работали лишь по первоначальной их концентрации. Но вот в Египте, где существуют свободные СМИ, испытывающие давление, спокойно смогли распространять свои материалы, они имели возможность вести прямые репортажи с площадей и видели картинки зреющего недовольства и открытых столкновений между сторонниками и противниками властей. И этими же средствами велась пропаганда и народ собирался на митинги”.

Хано Ковиёни, корреспондент Радио Фардо, которая провела исследование о роли блогов в последних событиях арабского мира, говорит, что более половины населения Ближнего Востока составляет молодежь, что, несомненно, говорит об большом внимании к Интернету и таким социальным сетям, как “Facebook” и “Twitter”.

“Нельзя сказать, что здесь была главной роль Интернета. Но ясно одно, что Интернет стал важнейшим инструментом, который привел в волнение молодежь Ближнего Востока. Важно то , что первоначально люди призывались и собирались на площадях через социальные сети.

После начала протестов, стали размещаться фотографии, видео, новости о тех, кого арестовали, убили или пропали без вести. Пользователи и специалисты могли получать эти новости очень быстро из других СМИ, телевидения, Интернета и это показывает, что теперь роль этих сайтов значительно возросла”.



Иранский блогер Мехди Мохсини так видит роль Интернета и социальных сетей, в частности “Facebook” и “Twitter” в изменении мировоззрения большинства их пользователей:

“По моему глубокому убеждению, роль интернета и социальных сетей становится более многогранной. Не только потому что созывал и направлял народ на митинги, но и потому, что смог изменить взгляды жителей Ближнего Востока на их жизнь, на правительство, на те условия жизни, которые они любили.

Наслаждение многогранной ролью социальных сетей проявилось в том, что они смогли познакомиться с другим более спокойным миром, узнать о других формах правления в мире, о преобразованиях, изменениях, о жизни своих сверстников в других странах и мечтать о том, чтобы условия их жизни стали такими же”.


"Как задушить Интернет?"

Однако такое положение дел, когда значительно увеличивается влияние Интернета с его социальными сетями, конечно же, заставляет задуматься не только общества, но и их правительства. В частности, не станет ли это поводом для нового давления на Интернет и препятствования доступа к нему в странах с авторитарными режимами, и не предстоит ли нам увидеть новые гонения на свободу?

Интернет-кафе в одном из китайских городов
Мехди Мохсини говорит о том, что в таких странах, как Иране, Китае, Сирии, даже в России и других постсоветских государствах, которые всегда стремились подавить своих противников, после падения Хосни Мубарака в Египте и Зайналобуддина Бен Алӣ в Тунисе станут туже “затягивать узлы на шее” несогласных и свободы слова, в том числе и Интернет:

Иран неоднократно предпринимал попытки полностью заблокировать Интернет, создавая Интранет, или национальный Интернет, в котором бы вы не смогли никоим образом выйти в мировую сеть. Такие попытки были и в Китае, но из-за трудностей с технологиями и кадрами в правительствах, это не увенчалось успехом.

С другой стороны, интернетом пользуются не только простой народ, но и представители госструктур, поэтому те удары, которые наносятся по Интернету, наносятся и по самим правительствам. Власти не могут надолго закрыть доступ к Интернету. Если это будет продолжаться недолго, то большой опастности нет, но в долгосрочной перспективе следует быть осторожными, поскольку правительства в такой ситуции предпримут жесткие меры подавления и ограничения Интернета”.

Мехди Мохсини отметил, что “к счастью, новые технологии в мире развиваются так быстро, что это ограничивает возможности правительств вмешиваться в их процесс”.


Практика подавления свободомыслия в Интернете распространяется практику на всем пространстве почти всех постсоветских стран, в частности в Центральной Азии, где повсеместно введено наказание в Уголовный кодекс за деятельность в глобальной сети.


Интернет как отражатель реальности, которую пытаются скрыть власти

Прошлой осенью вслед за событиями в Рашском регионе был заблокирован доступ к сайтам Avesta.tj, Tojnews.tj ,TJKNews.com, Ferghana.com и Centrasia.ru, которые власти объяснили техническими причинами. Но месяц назад министр транспорта и коммуникаций Таджикистана Олим Бобоев
Али Бедаки. Кадр из видео-ролика, распространенного через телефон в Интернете
признал, что закрытие этих сайтов было связано с проблемой безопасности страны.

“Информационная система связана с системой безопасности. А также имеет отрицательное воздействие, в некоторых случаях даже может использоваться как оружие. Именно поэтому на некоторое время были введены ограничения, но сейчас все ограничения полностью сняты и все проблемы устранены”.

Но когда на мобильных телефонах жителей Таджикистана, а затем на интернет-сайтах Youtube и Daily Motion появились видео-кадры боевиков Али Бедака в горах Рашта, а затем и его допросы, это поставило под официальную версию о подробностях гибели этого лидера бандформирования.

По заявлениям властей, 4 января Али Бедаки и семь его подчиненных были убиты в спецоперации в селении Рунов, что опровергается появившейся через месяц видеозаписью о допросе Бедаки.


Демонстрация этих кадров вместе с той ролью, которую сыграл Интернет во время последних событий в Египте и Тунисе, по мнению общественности, толкнет Душанбе на более жесткие методы давления на свободный доступ к Интернету.


Но таджикский журналист Акрам Абдукаххоров считает, что несмотря на обеспокоенность официального Душанбе развитием событий в Раште и Арабского мире, «из-за ограниченных финансовых возможностей правительство Таджикистана не сможет контролировать сеть»:

«Одно время хотели, по инициативе тогда еще министерства связи, создать единый коммуникационный центр и с его помощью отслеживать трафик пользователей Интернета. Это дало бы им возможность фильтровать неугодные сайты.

Однако специалисты говорят, что для этого правительству потребовались бы сотни миллионов долларов, такие технологии использует Китай и это очень дорого. Думаю, что бюджет республики не позволяет им это делать. Думаю, правительству не следует бояться Интернета, а вместо этого сделать правильные выводы из этих событий и заняться преобразованиями в стране».


Однако посмотрим, на каком уровне сегодня в Таджикистане развит Интернет.


Ограничение Интернета - дорогостоящее "наказание"

Мухаммади Ибодуллоев

, представитель ОО “Граджанская инициатива политики Интернет” (ГИПИ) говорит, что в настоящее время те 2 млн. жителей Таджикистана, которые имеют доступ к Интернету, в основном живут в городской местности, это те, кто заходят в Интернет краткосрочно, при помощи мобильных телефонов, проверить почту и т.д.

Однако, продолжает наш собеседник, наряду с хорошими техническими условиями, тот небольшой перечень услуг, который может предложить таджикский сегмент Интернета, он все же не может стать неотделимой частью общества, как это есть в других развитых странах:


“Сегодня у нас нет проблем с технические условиями неограниченного доступа к Интернету , нет таких проблем и в финансовом плане. Если раньше Интернет стоил 50-100 долларов в месяц, то сегодня эта сумма уменьшилась до 8 долларов, а постоянные пользователи платят до 15 долларов.

Однако проблема в содержании. Содержание таджикского сегмента очень слабое. Это примерно 5000 зарегистрированных сайтов в Таджнете, из которых активны всего 8-10%. Некоторые покупают домены, однако в дальнейшем при создании сайтов у них или не хватает денег, или отпадает интерес”.


Мухаммади Ибодуллоев говорит, что большая часть пользователей Интернета в Таджикистане обращаются в российские сайты, среди них есть группа людей, которые предпочитают получать информацию из местных сайтов.

“Facebook”-у в Таджикистане пока далеко до “Одноклассников” и “Моего мира”

Но вот сайт “Facebook” , одного из героев последних событий арабского мира, в Таджикистане вытесняют русские социальные сети “Одноклассники” и “Мой мир”. Поэтому пользователей “Facebook” в стране за три последних месяца выросло на 35% и численность их достигает всего 11 000 тысяч.


Журналист Акрам Абдукаххоров считает, что процесс присоединения к 600-миллионной социальной сети “Facebook” в этой стране еще не приобрел “повсеместный характер”:

“Интернетом пользуются в основном в городах. На Западе люди в Интернете очень активны, а в Таджикистане эта тенденция только зарождается. В основном больше всего пользуются М-агентом, MSN или Scype, а также заходят в интернет с мобильных телефонов.


“Facebook” в Таджикистане только приобретает известность. До сих пор его место занимает “Мой мир”. Сам я зарегистрирован в “Facebook” и сейчас вижу, что там наиболее активны сотрудники международных организаций или сами иностранцы”.

"Не давите свободу слова, займитесь лучше реформами"

Взлет новых технологий в свете падения враждебных режимов в закрытых государствах заставляет серьезнее считаться с Интернетом, который признается движущей силой мировых демократических процессов.
Второй год подряд свобода Интернета называется одним из политических приоритетов Вашингтона в ежегодном послании министра иностранных дел США Хиллари Клинтон.

В нынешнем году госпожа Клинтон призвала государства мира способствовать свободе Интернета и сказала в частности, что режим Зайналобуддин Бен Алӣ в Тунисе подавлял Интернет не менее чем Иран и Китай, однако в действительности именно Интернет стал одним из инструментов, который привел к падению его режима.

Однако таджикский интернет-эксперт из Египта Фирдавси Нурали говорит, что авторитарные государства только в том случае дадут шанс развитию Интернета, если почувствуют, что его угроза исчезла, в другом случае они попытаются полностью закрыть доступ к нему. Однако эта сеть настолько тесно переплелась с бизнесом, торговлей, государственными и межгосударственными делами, что, несмотря на продолжающийся прессинг, ни у кого не хватит сил полностью закрыть Интернет.

Мирзо Салимпур
XS
SM
MD
LG