Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

В новом сезоне парижские модельеры предлагают носить короткие платья и юбки, оригинальные брюки и высокие каблуки никто не отменял.

Говорят, в новом сезоне будут актуальны яркие цвета и краски. Особый акцент рекомендуется делать на красный, оранжевый и зеленый цвета. Таким образом, в новом весеннем сезоне 2011 года возродятся лучшие интонации 1970-х годов.

Таджикские модницы не отстают от мировых тенденций, хотя в Душанбе никогда не копировали парижские улицы: моду в Таджикистане определяет рынок, диктующий свои законы на турецко-китайских предприятиях, а также российское телевидение, которое по-прежнему влияет на вкусовые предпочтения жителей этой центрально-азиатской республики.

Лола: “Сейчас в моде все облегающее: пиджаки, платья и рубашки. Пиджаки до пояса носят. Юбочки и платьица носят до колен».

Шахноза: «Я не слежу за модой. Предпочитаю носить то, что мне идет. Я еще не обновляла свой весенний гардероб. Я просто люблю хорошо
одеваться».

Курбонали Рахмонов, исполнитель: «Одежда бывает разной. Есть тот тип одежды, который стоит недорого, но и выглядишь в ней уютнее. У меня много костюмов, но по душе лишь один.

Порой меня спрашивают – почему ты всегда ходишь в одной и той же одежде, а я отвечаю, что мне только он по душе».

Мастура: «Я за европейской модой не слежу. А в национальной одежде предпочитаю платья из панбархата, велюра, шифона».

Далер: «Я одеваюсь по моде»

Умед: «Для меня очень важно носить не только красивую, но и качественную одежду. Предпочитаю тот тип одежды, который можно было бы носить много лет, чтоб не терял свою актуальность».

Модные магазины и бутики Душанбе еще с зимы готовились к весенней распродаже, привезя товар из Турции, Китая, Узбекистана и Кыргызстана.

Муборак Абдуллоева, предприниматель:

«Вы знаете, когда я еду за товаром в какую-то страну, вначале несколько дней пытаюсь хорошенько присмотреться к одежде, проанализировать и прикинуть: смогу ли я продать этот товар.

Дело в том, что не каждый может поехать в Турцию за товаром. Я пытаюсь привезти хороший товар, чтоб его можно было быстро продать».


Много в Таджикистане и тех, кто предпочитает носить оригинальную, пошитую на заказ одежду у местных портных.

Немало таджикских модниц предпочитают носить национальную одежду. Но и они вынуждены приобретать ткань, ввезенную из-за рубежа.
Отечественная промышленность не конкурирует в этом плане с заграничным товаром, да она еще не полностью и восстановилась. Метр красивой ткани может обойтись от 30 до 400 сомони или соответственно от 7 долларов до 90 долларов США.

Хочимох Абдуллоева, предприниматель:

«Посмотрите на этот обычный крепдешин: раньше его производили на наших таджикских фабриках. А сейчас привозят из Китая. Почему бы не восстановить производство отечественных продуктов?

Раньше я работала в шелкокомбинате, мы там производили свой крепдешин и атлас. А сейчас вынуждены оставлять огромные деньги там, для развития их экономики».


По официальной информации, сегодня в Таджикистане не работают более 40 процентов производственных предприятий, а те, что работают, имеют больше сезонный характер, так как зависят от множества факторов, в том числе доступа к электроэнергии и сырью.

Швейное предприятие «Гулистон» существует еще с советских времен. Последние семь лет здесь производится только сезонная одежда. Руководство фабрики говорит, что 98 процентов товара, произведенного здесь, идет на экспорт в Россию, а оставшиеся доли процентов направляются на нужды внутреннего рынка.

Рустам Назаров, главный инженер предприятия «Гулистон»:

«Китай – наш главный конкурент. Китайский товар стоит недорого, именно поэтому мы не реализовываем свой товар на внутреннем рынке, а пытаемся вывозить его на экспорт».

Через двадцать лет после приобретения независимости, до сих пор в Таджикистане не существует влиятельных и авторитетных домов моды.
Лишь несколько местных знаменитостей, такие как М-Стайл и Мавлуда Хамраева или Мукаррама Каюмова стараются заполнить эту нишу и обеспечить узкий круг заинтересованных людей своей продукцией.

Однако они работают больше для обеспечения нужд узкого круга людей - представителей шоу-бизнеса, бизнес-элиты и общественных кругов Таджикистана.

Дилбар Турсунова, модельер:

«Мы, таджикские дизайнеры, к сожалению, разрознены. Например, наши киргизские коллеги живут совершенно другой жизнью. Еще в 2004 году я была свидетелем того, как они, собравшись вместе, каждый месяц организовывали выставки своей продукции, тем самым продвигая и презентуя свой товар и имя.

У нас все модельеры работают в стихийном порядке и не сотрудничают друг с другом. Именно поэтому, мне кажется, отечественные модельеры не могут выступать в качестве законодателей моды на внутреннем рынке Таджикистана».

Большинство наших собеседников считают, что пока не будет налажено производство продукции на внутреннем рынке и фабрики по производству тканей и одежды не наладят сотрудничество с профессиональными дизайнерами, «моду в Таджикистане будет диктовать зарубежный рынок и коммерсанты».

Фируз Баротов, Шахло Гулходжа
XS
SM
MD
LG