Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

О. Бобоназарова: «Правозащитная деятельность в Таджикистане должна быть прозрачной»


Ойнихол Бобоназарова

Ойнихол Бобоназарова

Известный общественный деятель рассказала о проблемах правозащитного движения в Таджикистане

Недавно 28 общественных организаций, занимающихся защитой прав в Таджикистане, разработали и направили в ООН альтернативный доклад по вопросам соблюдения прав человека.

Для большинства пока неизвестен текст доклада и какие именно нарушения прав человека в нем отражены. Одним из основных разработчиков этого доклада является общественная организация по правам человека Таджикистана. Однако специалисты этой организации по неизвестным причинам отказались комментировать данный доклад.

Мы побеседовали с Ойнихол Бобоназаровой, известной таджикской правозащитницей, спросив у нее о состоянии прав человека в Таджикистане и насколько они соблюдаются?

Бедность уже является нарушением прав человека


Бобоназарова:
В государствах Центральной Азии существует разное мнение по вопросам соблюдения прав человека. Государственные чиновники говорят, что права человека соблюдаются, однако мы видим, что в СМИ постоянно сообщается о многих фактах нарушений прав
Если же мы, общественные организации, не будет вести свою деятельность прозрачно, то, как мы можем критиковать правительство и говорить ему, что его работа не прозрачна.
человека. В то же время, когда уровень жизни населения в этих государствах находится на низком уровне и для граждан не созданы условия работы, это тоже является нарушением прав граждан.

Права человека будут соблюдаться тогда, когда он будет экономически обеспечен. Когда нарушаются права человека, необходимо обращаться в суд, и для того, чтобы обратиться в суд и пройти несколько судебных инстанций, нужно время и для этого человек должен потратить деньги. Когда сообщается о том, что в Таджикистане растет уровень коррупции, это означает, что наряду с этим нарушены права человека.

У нас нет независимой судебной системы, и с этой точки зрения она не может защитить права человека. Нет судебной справедливости. Эти слова подтверждаются фактами, о которых сообщают граждане, обращаясь к президенту через СМИ по вопросу восстановления своих прав. Это означает, что они не доверяют судебной системе.

Когда, государство объявляет о своей социальной приверженности, оно должно обеспечить своих граждан работой, однако, как вы видите, более 1 миллиона наших соотечественников находятся в миграции. Это также нарушение прав человека. Иногда поступают сообщения, что в наших тюрьмах оказывается давление и применяется насилие в отношении задержанных и подсудимых, что также является нарушением прав человека. Однако выявить проблемы в тюрьмах очень сложно, так как доступ в эти учреждения ограничен.

Семья Атобулло Ракибова протестует у здания Омбудсмена в г. Душанбе. 29 декабря 2010 года
Чтобы устранить нарушения прав граждан необходимо построить хорошую систему управления. Когда в действительности судебная система будет независимой, тогда будут устранены эти проблемы, что, конечно же, позволит улучшить экономику.

«Даже зная права нельзя защитить себя»

Озоди: Эксперты считают, что уровень правовых знаний наших граждан низок и поэтому они допускают, чтобы их права нарушались.

Бобоназарова: Несмотря на то, что это утверждение является верным, я не могу с ним согласиться на все сто процентов. Многие говорят, что незнание законов приводит к правонарушениям, однако с этим я не согласна, так как отсутствие независимой судебной системы и коррупция не позволят вам защитить свои права, каким бы высоким ни был уровень ваших правовых знаний. Например, когда разрушают жилые дома населения, владельцы утверждают, что имеют на руках все документы, однако каким-нибудь постановлением их дома признаны незаконными и поэтому разрушают жилище.

Это все должно решаться через независимые судебные слушания. Суд должен беспристрастно установить, были ли в действительности эти дома незаконными. Некоторые наши чиновники принимают такие решения, которые заменяют решения суда. Это тоже неверно.

Другой пример - судебные иски в отношении независимых изданий.
Возможно, Ракибов прав, может и нет, однако важно то, что его права нарушили, он объявил голодовку, но правозащитные организации Таджикистана не вмешались в этот вопрос
Каждый раз, когда чиновника критикуют, они быстро подают в суд на газету и требует большие суммы компенсаций. В то время, как государство должно обеспечивать эти издания прозрачной информацией, они этого не делают. Газеты сталкиваются с финансовыми трудностями. Как они могут выплатить такие огромные штрафные санкции - неизвестно. И при таких больших масштабах нарушений прав человека, мы так и не услышали голоса правозащитных организаций.

«Где эти 28 правозащитных организаций?»

Озоди: Недавно в ООН был направлен альтернативный доклад по вопросам соблюдения прав человека в Таджикистане. Именно так мы узнали, что в стране действуют 28 общественных правозащитных организаций. Почему тогда они не заявляют о нарушениях прав человека в Таджикистане?


Бобоназарова: К сожалению, большинство из них молчат. Простой пример – дело семьи Ракибовых, дом которых разрушен решением хукумата Файзабадского района. Он перед зданием омбудсмена в знак протеста два дня объявили голодовку вместе со своей супругой и детьми, однако ни одна правозащитная организация не заинтересовалась этим вопросом и их судьбой. Возможно, Ракибов прав, может и нет, однако важно то, что его права нарушили, он объявил голодовку, однако правозащитные организации Таджикистана не вмешались в этот вопрос.

"Азия-плюс" одна из газет, подвергшаяся нескольким судебным разбирательствам за критику властей
Или возьмем, к примеру, судебные разбирательства в отношении газет, где опять-таки эти организации предпочитают умалчивать. Я лично никогда не слышу их заявлений, однако узнаю в конце года, что они что-то написали по вопросу нарушений прав человека в Таджикистане. Возможно, это является их отчетом перед донорами и международными организациями? Вы сейчас выйдете на улицу, и задайте вопрос, кто знает какую-либо правозащитную организацию, и вам никто не даст ответ на этот вопрос. У нас их никто не знает.

Эти организации должны быть активны, ходить и присутствовать на некоторых судебных разбирательствах, фиксируя, как они проходят. Они должны тесно сотрудничать со средствами массовой информации и выражать свою позицию в газетах Таджикистана на таджикском языке, который простой народ понимает лучше, чем их русский язык.

То есть, приблизиться к обществу. Часть этих организаций хорошо знают за рубежом, однако, не в Таджикистане. Думаю, что отчеты это хорошо, однако речь идет о том, что никто, в том числе правительство, не обращает на них внимание. Поэтому будет лучше, если эти организации будут реагировать на нарушения прав человека активно и открыто.


Государство должно создать условия

Озоди:
Тогда, в чем, по вашему мнению, заключается цель этих
Газеты сталкиваются с финансовыми трудностями. Как они могут выплатить такие огромные штрафные санкции - неизвестно. И при таких больших масштабах нарушений прав человека, мы так и не услышали голоса правозащитных организаций
правозащитных организаций, деятельность которых не видна, однако в конце года мы видим их монотонные отчеты и рекомендации?
Бобоназарова: Возможно, среди этих организаций есть те, которые работают по мере своих возможностей, однако есть и такие, которые кроме одного названия больше ничего не имеют. Даже я сама, читая газеты, участвуя на всех мероприятиях, на судебных слушаниях, посещая тюрьмы, большинство этих организаций в глаза не видела.

Всегда, когда пишу о правах человека, никто из них к нам не обращается, хотя мы приглашаем их. К сожалению, незаметна их солидарность и поддержка в событиях Куштеппы и других ситуациях, когда нарушались права жителей. Я считаю, что если они вместе будут заявлять о нарушениях прав человека, будет больше пользы Таджикистану, нежели эти отчеты.

При таком условии правительство услышит их. Недавно у меня спросили об организации, которая называется Права человека, я ответила, что, к сожалению, о ней ничего не знаю. Потом узнала, что иностранцы о ней больше знают, нежели мы. Конечно же, это не в интересах народа Таджикистана. С другой стороны, государство должно выделить из своего бюджета финансовые ресурсы организациям, которые на деле занимаются вопросами защиты прав человека. Здесь интересы человека должны быть превыше всего.

Если государство поступит так, и их деятельность будет беспристрастна и независима, тогда отпадет нужда в грантах. Однако их деятельность заключается в получении гранта, написании отчета, а на деле ничего. Если бы вся правозащитная деятельность заключалась лишь в написании отчетов, то это было бы очень просто. Сидя в интернете можно написать тысячи отчетов. Однако когда сам ходишь на судебные слушания или беседуешь с лицом, права которого были нарушены, это уже другая работа. Возможно, человек, заявляющий о том, что его права были нарушены, не прав. Это неважно. Важно то, что мы должны изучать эти вопросы, и только потом писать отчеты и анализировать.

Жители джамаата Куштеппа, чьи дома были разрушены по обвинению в незаконном строительстве. 19 февраля 2011 года
Когда человек вместе со своими детьми объявляет голодовку и на руках у него документы на дом, который разрушили незаконно, суд по этому делу продолжается – никто, кроме журналистов об этом деле не говорит. Я уверена, в отчетах обязательно об этом напишут, что, по моему мнению, не будет иметь пользы. Эти организации должны оказывать правовую помощь, обеспечить пострадавших адвокатом, оказать всяческую помощь по возможности.

Наша система адвокатуры не так уж и независима. Если наши адвокаты будут независимыми и будут работать с нашими организациями, это будет только на пользу. К сожалению, у нас нет такой практики, как в Кыргызстане. А международные организации, считают, что эти организации в действительности работают.


Правозащитная деятельность должна быть прозрачной

Озоди: Вы возглавляете организацию “Перспектива +”, какие цели преследуете вы?


Бобоназарова: Да, я также возглавляю общественную организацию, однако она не правозащитная. Более года как не беру грантов, и не буду пытаться их брать, однако работаю. Основные цели возглавляемой мною организации немного другие. Несмотря на это, ко мне обращаются много людей, с просьбой оказать правовую помощь, по мере возможности мы
А международные организации, считают, что эти организации в действительности работают
оказываем эту помощь.

Некоторые из них жаловались, что эти организации, которые называют себя правозащитными, не допускают к себе к ним обращающихся людей. Такие организации должны быть прозрачными. Если же мы, общественные организации, не будет вести свою деятельность прозрачно, то, как мы можем критиковать правительство и говорить ему, что его работа не прозрачна. В любом случае я, прежде всего, подотчетна своей совести. Тесно сотрудничаю со средствами массовой информации, и стараюсь, по мере возможности, оказать помощь каждому нуждающемуся.

Беседовам Мумин Ахмади
XS
SM
MD
LG