Пайвандҳои дастрасӣ

В селе Кавок Шуроабадского района Таджикистана не найти ни одной семьи, которая бы не пострадала от торговли наркотиками.

70-летнего Гоиба Курбонова в округе знают все. Недавно его младший сын попал в тюрьму. Ему дали 10 лет колонии, где он теперь проведет вместе с тремя своими другими братьями. Тяжело вздыхая, старик говорит, что в общей сложности его сыновьям придется пробыть за решеткой 41 год.

У него трагическая судьба. Один из его сыновей Курбонмад после семилетнего пребывания в тюрьме по тому же обвинению умер от туберкулеза, а Бахтиёра застрелили афганские наркоторговцы. «Он не смог вовремя вернуть им деньги за товар», вспоминает сегодня отец...

Сотрудничество с афганскими наркоторговцами стало чуть-ли не главным смыслом выживания для местных жителей. Однако законы у этого «бизнеса» очень суровые.

Гоиб Курбонов так рассказывает про своих детей:
Гоиб Курбонов


«Туйчи посадили на 16 лет, Махмадали на 15, Саидмурода на 10 лет. Их использовали и обманули. Двоих я потерял. Курбонмад заболел в тюрьме тифом и умер, мы с трудом забрали его тело и похоронили. Бахтиёра, мир праху ему, в охоте застрелили афганские наркоторговцы. От горя я и сам заболел. Судьба, значит такая...»

Из семи детей старика Гоиба только трое младших сейчас живут и ухаживают за ним.

Село Кавок расположено в 10 км от афганской границы в Шуроабадском районе на юге от Душанбе. Линия границы здесь протяженная, до 156 км доходит, наверное поэтому пограничники сетуют, что и контролировать ее нелегко.

Особенно стало сложно после развала Союза. А торговцам белой смертью этого и надо было: поток черного товара поплыл через границу и стал одной из главных статей доходов местного безработного населения приграничья.


В селе Кавок проживает около ста семей и по словам местных жителей, здесь почти не найдешь семьи, которая бы в прошлом не занималась и следственно, не пострадала от наркоторговли.

Хуснигул Курбонова, дочь старика Гоиба считает, что здесь не народ виноват, а условия жизни и система:

Хуснигул Курбонова
«Надо было закрывать границы. Народ разве виноват? Все страдали от безработицы, а те пришли и предложили заработать. Очень часто в эти дела были замешаны сами чиновники, но при малейшей опасности, они сначала выдавали наших парней.

Моего младшего брата тоже подставили. Ему сказали: «сдай афганца, освободим твоего брата». Он сдал одного. Те дали моему брату денег, чтоб ехал в Россию. А когда он уехал, на него подали в розыск. После его возвращения задержали и посадили».


Некоторые называют это село «перекрестком наркотиков». До сих пор никто не может с точностью сказать сколько через него было переправлено белого порошка и сколько человек в Таджикистане и в мире затем сели на иглу.

Местные говорят, что некогда здесь работал полуподпольный рынок норкотиков. Один из жителей рассказал, что даже русские пограничники не препятствовали его существованию.

«Недалеко от села, в местном лесу Сияхджангале был рынок. Приезжали покупатели, оставляли деньги и уезжали с товаром. Кажется этот рынок до 2003-2004 годов просуществовал. Но потом его накрыли и все, кто мог, перешел на индивидуальную подпольную торговлю».

По информации правоохранительных органов, в последние годы объемы переправки наркотиков через эту деревню значительно сократилось. С одной стороны, усиленный контроль, а с другой – люди испугались, что многих пересажали.

Нуриддин Расулов, житель Кавока говорит:

«Времена изменились. Когда вначале открыли границы, неимущий и бедный народ повалил заработать. А теперь боятся этим заниматься, потому что многих пересажали. Но, надо сказать, что этим продолжают заниматься большие люди. Мы же видим как по нашим холмам и дорогам ездят дорогие иномарки. Что им тут делать если не наркотики перевозить? А милиция ловит бедных людей, кого легче подставить»....

Шариф Наимов, начальник ОВД Шуроабадского района хоть и не согласен с тем, что порой за решетку попадают случайные люди, но признается, что и сейчас много афганских наркоторговцев пытаются перейти границу. Амирхон Икромов, руководитель администрации Шуроабадского района рассказал, что по их данным за прошлый год была пресечена попытка переброса более одной тонны наркотиков на территорию Таджикистана.


Аламхон Рахматов, командир военной части Министерства обороны Таджикистана сообщил нам в интервью, что по их данным сотрудничество местных жителей с торговцами наркотиков из Афганистана заметно сократилось. «Многие пережили нелучшие времена и сейчас сильно жалеют о том, что занимались этим», говорит он.


Старик Гоиб, который зарабатывает на жизнь садовничьим ремеслом, сейчас мечтает лишь об одном: освободили бы его младшего сына и он никогда бы больше не позволил детям заниматься этим неблагодарным делом. «Можно же и на кусочек хлеба прожить», вздыхает он с сожалением.

Мумин Ахмади
XS
SM
MD
LG