Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

Китай углубляет свое присутствие в Центральной Азии


Монета и банкнота номиналом 100 китайских юаней.

Монета и банкнота номиналом 100 китайских юаней.

Китай рассматривает Центральную Азию в качестве важного региона для обеспечения своей национальной безопасности в сфере энергообеспечения, расширения объемов международной торговли, этнической стабильности и обороны.

Когда в 2011 году откроется новый таможенный комплекс в предместьях города Мургаб в Таджикистане, то он – в отличие от существующего сейчас склада по таможенной очистке – сможет открыть путь к значительному увеличению количества китайских грузовиков, пишет Эдвард Вонг в статье под названием «Китай углубляет свое присутствие в Центральной Азии», опубликованной на сайте «Эн ди ти ви». Тем самым ускорится поток одежды, электронных товаров и бытовой техники, поставляемых в Центральную Азию, говорится в статье.

«Между Китаем и всеми соседними с ним странами торговля растет», – утверждает Ту'ер Хонг. Его грузовик был одним из 50 автомашин из Китая, которые на этом таможенном посту передавали грузы таджикским водителям для дальнейшей транспортировки.

Руководители Китая рассматривают Центральную Азию в качестве жизненно важной зоны для обеспечения национальной безопасности своей страны в сфере обеспечения энергоносителями, расширения объемов международной торговли, этнической стабильности (внутри самого Китая) и обороны, подчеркивает Эдвард Вонг.

Китайские компании глубоко проникли в центральноазиатские страны, осуществляя строительство трубопроводов по транспортировке энергоносителей, железных дорог и шоссе. Правительство Китая недавно открыло институты Конфуция для изучения китайского языка в столицах стран Центральной Азии.

УСТРАНЕНИЕ КОНКУРЕНТОВ

Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан – пять стран с преобладающим мусульманским населением, которые стали независимыми после распада Советского Союза в 1991году, – стали ареной конкурентной борьбы между Китаем, Россией и США, которые используют Центральную Азию в качестве транспортно-коммуникационного канала для собственных войск в Афганистане, пишет сайт «Эн ди ти ви».

Китайские руководители опасаются последствий американских усилий по окружению Китая военными базами и заключению военных союзов в Центральной Азии, Индии и Афганистане.

В этом регионе Китай наращивает свой военный потенциал. Китай провел военные учения в Казахстане в сентябре 2010 года, они были частью ежегодных учений, участие в которых принимают также и страны Центральной Азии.

Согласно опубликованным на сайте «Викиликс» документам государственного департамента США, американские правительственные чиновники подозревали, что Китай предлагал Кыргызстану 3 миллиарда долларов в виде помощи с тем, чтобы Кыргызстан закрыл на своей территории американскую авиабазу.

Одна из дипломатических депеш от 13 февраля 2009 года описывает встречу американского посла в Кыргызстане Татьяны К. Гфеллер и посла Китая в этой же стране Чжанга Янньяна, которая проходила в напряженной атмосфере. Во время этой встречи Татьяна Гфеллер прямо задала вопрос Янньяню о предложенной взятке в размере 3 миллиардов долларов, пишет «Эн ди ти ви».

«Явно расстроенный Чжанг временно потерял способность говорить на русском языке и начал что-то произносить на китайском своему помощнику, старательно записывающему его слова прямо позади него», – говорится в переписке. Чжанг Янньян затем опроверг такое обвинение.

Всё же теперешнее присутствие Китая в Центральной Азии во многих отношениях больше напоминает возрождение Шелкового пути, пишет Эдвард Вонг. Китайские аналитики заявляют, что одна из основных целей Пекина состоит в том, чтобы интегрировать экономики Центральной Азии с системой народного хозяйства неспокойного западного региона Китая – Синьцзяна, устраняя торговые барьеры на пути такого сотрудничества.

Местное население, особенно в Кыргызстане и Казахстане, с осторожностью смотрит на рост влияния Китая. Местные жители на протяжении долгого времени опасались того, что китайская иммиграция может склонить чашу весов экономической мощи в этих малонаселенных странах региона, пишет автор статьи «Китай углубляет свое присутствие в Центральной Азии» Эдвард Вонг.

«Многие из нас, казахов, с подозрением относятся к притоку китайцев, но что мы можем сделать?» – утверждает 35-летний водитель Айделхан Онбетбаев, который возит торговцев и туристов между Алматы и приграничным городом Жаркент.

Отдельные китайские правительственные чиновники прямо выражают свои интересы. «Сотрудничество Китая с центральноазиатскими странами в сфере энергетики началось в 1990-х годах, но в последние годы, в связи с быстрым ростом национальной мощи Китая, он использовал в своих интересах недостаток инициативы в регионе со стороны США и России, – писал генерал Народно-освободительной армии Китая Лиу Яжоу в очерке, опубликованном прошлым летом в журнале Phoenix Weekly.

«Китай стимулировал оживленный потребительский спрос в регионе», – цитирует китайского генерала Эдвард Вонг. Объем торговли между Китаем и пятью центральноазиатскими странами достиг 25,9 миллиарда долларов в 2009 году, а в 1992 году он находился на уровне 527 миллионов долларов, согласно статистическим данным министерства торговли.

Китайские правительственные чиновники рассматривают Центральную Азию и Каспийское море как крайне важный альтернативный источник обеспечения энергопродуктами, так как Ближний Восток является политически нестабильным и танкеры, идущие оттуда, должны проходить через Малаккский пролив, который может быть заблокирован вооруженными силами Соединенных Штатов или других стран.

Китай также рассматривает Центральную Азию в качестве плацдарма для укрепления стабильности в Синьцзяне, где давние напряженные отношения между уйгурами и этническими китайцами привели к насилию в 2009 году. В регионе живет приблизительно полмиллиона уйгуров, многие из них переехали в Казахстан и Кыргызстан из Синьцзяна, пишет Эдвард Вонг.

НОВАЯ МИРОВАЯ СВЕРХДЕРЖАВА

В 1996 году Китай помог основать организацию – предшественницу нынешней Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), региональной международной группировки, учрежденной главным образом для борьбы с региональным сепаратизмом. Китай также надеется использовать эту группировку для расширения собственного экономического влияния, считает Эдвард Вонг. В прошлом году Китай предоставил 10 миллиардов долларов кредитных сумм для стран – членов ШОС «для укрепления национальных экономик».

Некоторые китайские правительственные чиновники и аналитики надеются, что такая помощь, наряду с развитием коммерческих связей, приведет к экономическому росту в Синьцзяне и спаду беспокойства среди уйгуров. В прошлом году правительство Китая рассматривало предложение о преобразовании столицы Синьцзяна Урумчи, где имели место беспорядки в 2009 году, в региональный центр по производству энергопродуктов.

Радио Азаттык
XS
SM
MD
LG