Пайвандҳои дастрасӣ

logo-print

Узбекская семья просит помощи у таджикского президента


После 16 лет ожидания отчаявшись получить узбекский паспорт, Гулчехра Муминова хочет восстановить гражданство Таджикистана

Ностальгия по прошлому

Гулчехра Муминова, вспоминая время своего замужества в середине 1990-х больше грустит, чем радуется. Она никогда не могла и представить, что на родине мужа в соседнем Узбекистане, даже после рождения шести детей, ее будут считать чужеземкой, говоря языком местных законов – лицом без гражданства.

В махалю Навобод, что в Бекабадском районе Узбекистана, ее засватали из Бабаджангафуровского района Согдийской области 15 лет назад. Однако за все эти годы ее неоднократные обращения в государственный органы
Tajikistan -- Landscape of Gorniy, the village in Tajik-Uzbek border, 09Aug2010
Узбекистана о получении гражданства этой страны не дали никакого результата.

"Фукароси эмас" или человек без гражданства

Отказавшись сразу после замужества от таджикского гражданства, она все это время находится в статусе лица без гражданства, о чем и свидетельствует единственный документ под названием «Фукароси эмас».

Все это время ее право на передвижение ограничено, она не может работать, голосовать на выборах или получать какого-либо социального пособия, по той простой причине, что не является гражданкой этой страны. Гулчехра говорит, что даже для того, чтобы навестить родителей в Согдийской области ей необходимо обращаться за визой в таджикское посольство в Ташкенте.

Отчаявшись семья Муминовых решила обратиться за помощью к президенту Таджикистана. Кошмурод Гоибов, брат мужа Гулчехры так озвучил свое обращение к Эмомали Рахмону:

“Я прошу президента Эмомали Рахмона помочь Гулчехре Муминовой получить таджикский паспорт. Мы обращались во все узбекские органы, однако безрезультатно. Никто не хочет нам помочь. Никто не намерен решать наши проблемы. Она не может и шага сделать за пределы нашей махалли, не говоря уже о том, чтобы навестить своих родителей или родственников в Согде. Даже когда она ходит за водой к роднику новый участковый у нее требует предъявить документы”.

Новые препятствия на земле предков

Решение семьи восстановить таджикское гражданство Гулчехре Муминовой также столкнулось с препятствиями. Диловар Шарофов, сотрудник ОВИР города Худжанд,а в интервью Радио Озоди разъяснил ситуацию:

“Граждане, которые до принятия новой конституции в 1994 году проживали со старым советским паспортом, получили гражданство Таджикистана. Однако те из них, кто покинул страну до принятия конституции, потеряли гражданство этой страны”.

Десятки тысяч без гражданства

Пример Гулчехры Муминовой не единичен. В разгар гражданской войны середины 1990-х годов десятки тысяч жителей Таджикистана покинули страну, в том числе и тысячи этнических узбеков в поисках безопасности бежали в соседний Узбекистан.

По некоторым данным, только из Бекабада выехало около пяти тысяч человек. Однако Узбекистан, ужесточив правила пребывания на своей территории, последние 15 лет практически запретил выдавать гражданство прибывшим в ее страну чужакам, особенно, бывшим выходцам из Таджикистана.

Многие из них тщетно пытаются легализовать свое пребывание в Узбекистане в качестве гражданина этой страны. Известны случаи, когда человек, родившийся еще в советское время в Узбекистане, но с таджикским паспортом после создания семьи с узбекским мужем и родив детей на этой территории, так и становится официально.«своим»

Скрытые мотивы Ташкента

Несмотря на то, что официальный Ташкент никогда открыто не комментирует этот вопрос, по мнению некоторых экспертов, нежелание Узбекистана даровать гражданство выходцам из других стран обусловлено своеобразной политикой защиты национальных интересов, когда он заинтересован в том, чтобы количество узбекского населения на территории центральноазиатских стран не сокращалось.

Таджикский политолог Бободжони Икром уверен, что в данном вопросе Узбекистан руководствуется политикой ограничения “проникновения сторонников экстремистских идей и группировок, подобных Хизб-ут-Тахрир или ИДУ из соседних стран”.

Г-н Икром считает, что нестабильность в некоторых соседних странах вынуждает Ташкент запирать свои границы на замок:

“С точки зрения режима Каримова, после событий лета 2010 года в Кыргызстане и Таджикистане, поток узбекских мигрантов может увеличиться, что может привести к обострению обстановки в Узбекистане.

Однако поводом для такого поведения Каримова могли послужить не совсем теплые отношения лидеров в регионе и обострившаяся обстановка, что в свою очередь станет поводом роста недоверия к гражданам соседних стран”.

Рычаг давления Ташкента на соседей

Другой аналитик Парвиз Муллоджонов считает, что Ташкент заинтересован в том, чтобы количество этнических узбеков в регионе не сокращалось, «дабы в случае необходимости использовать их в качестве орудия давления на властей, как это было в годы гражданского противостояния в Таджикистане».

По разным оценкам, количество этнических узбеков, проживающих на территории Центральной Азии за пределами Узбекистана, составляет чуть больше двух миллионов человек. Большинство из них проживает в Таджикистане и Кыргызстане.

Масум Мухаммадраджаб
XS
SM
MD
LG